Бьякуя и хисана знакомство

Блич (Кучики Бьякуя) | ВКонтакте

Таэлле. Таэлле. sugar and spice and everything nice. 1. Хисана И как-то она дальше перебивалась до знакомства с Бьякуей - гонимая. Персонажи: Бьякуя/Хисана, Малышка Рукия, Ренджи, Ичиго и др Рейтинг: R Они даже говорили, за все время знакомства, пару раз. Бьякуя женился на Хисане, выросшей в Руконгае, тем самым, нарушив закон. Хисана умерла за 50 лет . Глава 1- Знакомство Обычный день, обычный.

Бьякуя не понимал, чем кожаный мешочек может вызвать такие эмоции, но слушать испуганные благодарности у него больше не было сил. Поэтому он просто положил кошель на татами рядом с Хисаной, когда услышал тихий вздох. Ему действительно не казалось это важным сейчас, хотя он чувствовал, что очень устал. После тяжелого дня в отряде, где Кучики после смерти деда приходилось тянуть на себе все дела, и неудачной тренировки банкая он был совершенно измотан.

Но пришлось пережить еще и утомительный разговор с несколькими внезапно появившимися вассалами. Их тщательно скрываемые намеки давали понять, что кто-то уже донес о появлении в поместье Хисаны. Перечить главе клана почтенные мужи не могли, им оставалось только выразить вежливое удивление и мягко напомнить о желании Гинрея, чтобы клан Кучики всегда процветал.

Бьякуя с трудом удержался от резкости, понимая, что пока ему нечего ответить наглецам, ведь сделав этот странный шаг и приведя Хисану домой, он пока не знал, как быть. Оставалось только ждать и держаться. От осознания необходимости и дальше сражаться с грязными слухами князь чуть заметно поморщился. Это омерзительное занятие - как будто рыться в помойной яме.

Кучики-сама, что с вами? Из взгляда девушки исчезло столь раздражающее Бьякую затравленное выражение, теперь в нем вспыхивали такие желанные нежность, сочувствие, понимание и еще что-то - глубокое, теплое, мешающее дышать ровно и смотреть спокойно. Такой же она была, когда в Инузури прикладывала платок к ранке на щеке Бьякуи. Хисана потянулась к нему, и он неосознанно потянулся навстречу, желая ощутить ее прикосновение.

Но девушка отпрянула, а вслед за ней и Бьякуя. Потом был вечер, который князь Кучики помнил лишь отрывками, как отдельные мазки на любимой гравюре. Усталость наваливалась быстро, будто бесчестный соперник, подкравшийся со спины. Хисана заваривала чай - немного неуклюже, обжигая пальцы, но для Бьякуи ее неловкие от волнения движения казались самыми красивыми, изящными и куда более настоящими, чем отточенные движения знатока чайной церемонии. Он рассказал немного о тренировке.

Скупо, без лишних эмоций, но после понимающего взгляда и искренних слов утешения стало легче. Тугая пружина, сжавшая сердце после того, как Бьякуя надел на шею Гинпаку и к нему впервые обратились "князь", чуть отпустила, и он не знал, можно ли радоваться этому или же глава клана обязан идти вперед так, не обращая внимания на причиняющую боль пружину. Но сейчас он надеялся, что может позволить себе открыться кому-то и принять поддержку другого человека. Хисана тоже что-то рассказывала о своей жизни в Инузури.

Что-то спокойное, даже чуточку смешное. Бьякуя слушал ее голос, и прошедший день переставал казаться таким уж неудачным. А ради такого вечера стоило пережить эти бесконечные часы в отряде и на плацу. Кучики понял, что засыпает, когда почувствовал, что ставшая тяжелой голова сама клонится к плечу. Бьякуя позволил уложить себя на расстеленный футон.

Сон закрывал глаза, не желая слушать никаких возражений разума. Засыпать в комнате с едва знакомым человеком из Руконгая?

Дедушка Гинрей не поверил бы, что его внук, глава клана, может быть так безрассуден. А молодой Кучики просто верил. Не разумом, но сердцем, что это будет самый спокойный его сон за последние два года.

Перед тем, как окончательно уснуть, Бьякуя еще успел подумать, что не ошибся, когда почувствовал робкое прикосновение к волосам. Она вчера не искала сестру. Позволила себе поддаться страху перед незнакомым домом, а потом Потом был ужин с господином Кучики и Нельзя думать об. Не ей вспоминать о том, как хорошо может быть рядом с другим человеком, когда одно только его присутствие заставляет сердце биться быстрее. Хисана встала, медленно оделась, выбрав неприметное серое кимоно и накидку в тон.

Долго смотрела на лежащий у изголовья футона кошель, потом, решившись, развязала его и достала две монеты. Затем быстро вышла в сад и направилась к заднему двору, где был вход для прислуги.

Выскочила на улицу и прошла несколько кварталов прежде, чем подошла к одиноко стоящей повозке. Сидя на жесткой скамье и кутаясь в накидку, Хисана все же позволила воспоминаниям о вчерашнем вечере захватить.

Думать о нем было стыдно и сладко. Вчера он был таким земным - раненым, не скрывающим своей усталости. Перед ней, руконгайской нищенкой. Входя в покои князя, Хисана все время ждала, что он вот-вот подойдет к ней, спустит юкату с плеч и возьмет то, зачем привел ее в дом. Хисана не хотела верить, что господин Кучики сделает такое, но каждое его движение теперь пугало еще сильнее, чем раньше.

Когда князь протянул ей кошель, Хисана сжалась, думая, что вот теперь, когда деньги заплачены, он все же сделает то, что собирался. Потому почти открытием стало для девушки выражение лица Кучики - не было в нем ни капли страсти или вожделения, только серая мутная усталость.

В тот же миг Хисана увидела бинты на руках и груди аристократа и поняла, что не ошиблась в своих тайных надеждах - Кучики не собирался прикасаться к. Это не избавляло от вопроса о мотивах главы клана, пустившего под свою крышу человека, которого и в прислугу бы не взяли. Только разве стоит думать об этом, когда господин Кучики сидит так близко и негромко рассказывает о том, как прошел его день? Можно бесконечно слушать его низкий голос, от которого краснеют щеки, и прыгает испуганным зверьком сердце, а потом самой что-то рассказывать в ответ.

Иногда и с ней, Хисаной, могут случаться чудеса, которых она не заслужила. Но когда господин Кучики лег на расстеленный девушкой футон, ей до слез хотелось верить своим глупых надеждам. Вера эта была столь сильна, что Хисана позволила себе неслыханное - прикоснулась к его волосам. Всего один раз, чтобы почувствовать, что рядом с ней живой человек, а не божество. Во сне глава клана выглядел совсем молодым. Сложно было представить, что днем его взгляд может обжигать не хуже демонической магии, а рука с мечом никогда не дрогнет, с каким бы врагом он не встретился.

Хисана долго сидела возле уснувшего князя, охраняла его сон и ласкала взглядом красивое тонкое лицо.

Джура против Брейна (Нулевого)

И за эту дерзость ей почему-то было не стыдно. Учитель и самурай Прошла всего неделя после появления Хисаны в поместье Кучики, а совместные ужины хозяина дома и его гостьи уже стали традицией. Днем Бьякуя был занят делами клана и отряда, но каждый вечер обязательно проводил с Хисаной. Они много разговаривали, и Кучики с удовольствием замечал, что девушка все меньше стесняется и нервничает в его присутствии, хотя не мог не отметить - Хисану что-то гнетет.

Спрашивать прямо Бьякуя не считал необходимым: Не решался он на какие-то шаги и в отношении будущего Хисаны, по-прежнему ожидая чего-то необъяснимого. В один из вечеров Бьякуя разрешил Хисане пользоваться его библиотекой, увидев, с каким восхищением девушка рассматривает полки в кабинете.

Глядя, как она бережно перелистывает пожелтевшие страницы, с почтением касается каждой книги и свитка, Кучики подумал о том, что многие дорого заплатили бы за то, чтобы получить доступ к этим полкам, где хранились не только романы и стихи, но и клановые документы - ведомости, планы, личные дневники. Кое-кто отдал бы жизнь за некоторые свитки, и Хисана, конечно, не подозревает, до каких бумаг сейчас дотрагивается.

А потом девушка заметила семиструнный кото1 в одной из комнат поместья, и Бьякуя увидел, как вспыхнула на миг радость в ее глазах, но Хисана тут же одернула себя, отвернувшись от инструмента. На кото играла мама Бьякуи. Сам юный Кучики не слишком любил это занятие, хотя в детстве ему пришлось уделить определенное время сямисэну2, как обязательной части образования аристократов.

В прошлой жизни я была учительницей музыки Хисана никогда не говорила о своем прошлом воплощении, и, признаться, Бьякуя попросту не думал об.

Для него слова "прошлая жизнь" были непривычными и чужими, как и для любого из сейрейтейской знати. Каково это - помнить, что когда-то у тебя была другая жизнь со своей семьей, друзьями, работой? Каково потерять все это в один миг и оказаться в Инузури? Не за грехи даже, а просто потому, что Сообщество Душ никогда не было местом, справедливым к своим обитателям. А ведь Хисана в прошлой жизни не была нищенкой.

Бьякуя легко мог представить себе девушку в окружении детей, с улыбкой обучающую ребятишек игре на сямисэне или флейте-сякухати3. Тонкие пальцы, привыкшие перебирать струны, а не часами мыть посуду в холодной воде.

Как же тяжело, наверное, и страшно разом потерять нормальную жизнь и близких людей, получив взамен только холод и страдания. К кото, как и остальным предметам в доме, Хисана отнеслась с благоговением. Медленно подошла, взяла медиаторы, провела пальцами по струнам, словно разговаривая с инструментом и спрашивая у него разрешения на следующие действия.

Видимо, уставший от долгого молчания старинный кото отозвался, потому что в следующий миг пальцы девушки коснулись струн увереннее, и первые звуки тихим звоном растаяли в воздухе. Хисана играла "Море весной"4. Нежная, спокойная и немного грустная мелодия проникала в сердце, задевала в нем невидимые струны, и душа начинала еле слышно подпевать в такт неспешному мотиву. И грусть эта была светлая, с надеждой. Бьякуя сам не заметил, как опустился на татами, не сводя глаз с девушки.

Мелодия рвалась на свободу из-под пальцев Хисаны, взлетала высоко, словно хотела вырваться сквозь тонкие седзи в сад, и рассыпалась в теплом воздухе на звенящие серебром ноты.

Звала за собой, обещала, что все мечты, даже самые сокровенные, исполнятся, стоит только поверить в. Бьякуя прикрыл глаза, наслаждаясь каждым звуком.

  • Бьякуя/Хисана
  • Бякуя Кучики

Как давно никто не прикасался к кото, и, кажется, на памяти молодого Кучики еще никто не играл на нем так чувственно, с готовностью отдавая себя мелодии. В ней были собраны десятки образов - и тихий шелест волн проснувшегося после долгой зимы моря, и аромат цветущего сада, и шепот весеннего леса.

Все то, чем мы не перестаем восхищаться, но порой забываем просто остановиться и послушать. Став главой клана, Бьякуя уже не мог позволить себе остаться прежним, но сейчас он верил в то, что возможно исполнять свой долг и находить время для радости и умиротворения. Мелодия угасала медленно, вместе с затихающей струной.

Хисана сидела, закрыв. Сейчас она вернулась в прошлое, где никогда не было Инузури, голода, замерзших до синевы пальцев и жестокого хозяина таверны. Быть может, девушке хотелось верить, что она на уроке со своими учениками или дома и играет для себя любимую мелодию.

Бьякуя опустил голову - Хисана имеет право на эту иллюзию. Тихие аплодисменты разорвали наступившую тишину. Оба - и девушка, и шинигами - вскинулись. Я прикажу подать чай.

Кучики встал, одернул рукава юкаты. Этикет требовал познакомить присутствующих. Сенсей, это Хисана, моя гостья. Прошу вас подождать минуту, я принесу все необходимое, - он посмотрел на учителя почти с вызовом прежде, чем выйти из комнаты. Рядом с беловолосым мужчиной Хисана почувствовала себя неловко - он и капитан, и учитель господина Кучики, явно не простой шинигами, а из знатных.

Но капитан Укитаке просто сел рядом с девушкой. Этому приветливому шинигами невдомек, что Хисана боится лишний раз выйти из своей спальни, хотя порой ей очень хотелось расспросить кого-нибудь о молодом хозяине.

Каждое воспоминание Чинако-сан о детстве господина Кучики девушка слушала с интересом, жадно, подспудно удивляясь сама себе - зачем ей это?

Бякуя Кучики — Википедия

Это ведь ничего не изменит, но потом, когда все закончится, и Хисана вернется в Инузури, она будет хранить в душе образ благородного шинигами, собранный по кусочкам из рассказов пожилой кухарки и собственной памяти. Гинрей, дедушка Бьякуи и предыдущий глава клана, очень любил внука, но воспитывал его, как наследника - довольно строго. Я немного нарушал установленные им порядки, но Гинрей никогда не протестовал против. Думаю, он даже радовался тому, что кто-то не только следовал правилам, но и дарил Бьякуе немного настоящего детства.

Чего нельзя сказать про отца Бьякуи, Кучики Кацуро. Хисана удивленно смотрела на беловолосого капитана. Зачем он говорит ей это? Тем не менее, слова господина Укитаке очень заинтересовали ее, и девушка спросила, замирая от собственной дерзости: Кацуро был очень жестоким человеком.

Думаю, он завидовал сыну, который из-за своих способностей шинигами должен был стать следующим главой клана, в то время как самому Кацуро это положение, как это говорят в Генсее, не светило. Он не мог бы пережить Гинрея, который слишком хорошо понимал, что именно внук приведет клан к процветанию, и потому не допустил бы Кацуро к княжеству. Хисана слушала внимательно, представляя себе, как трудно, должно быть, приходилось юному Бьякуе, если его отец думал не о благополучии своего ребенка и клана, а о том, как бы забрать у сына власть.

Вероятно, в детстве Бьякуя был более открытым, эмоциональным, даже порывистым. И ему очень повезло, что рядом остался такой человек, как господин Укитаке. А Джууширо говорил и вспоминал о том, как однажды десятилетний Бьякуя пришел к нему с большими лиловыми синяками на плечах и спине. Укитаке заметил их, когда мальчик перед тренировкой подвязывал широкие рукава косодэ. Джууширо только руками всплеснул. Тебе же будет тяжело отрабатывать удары.

Обычно юный Кучики вел себя с наставником почтительно, но порой мог и капризничать, и упрямиться, и баловаться, зная, что Укитаке никогда даже голоса на него не повысит. Но в тот раз мальчик посмотрел на учителя со злой обидой в больших серых глазах.

Обидой не на Укитаке. Тем не менее, голос у Бьякуи был ровный. И сейчас, рассматривая сидящую рядом девушку, Джууширо сразу понял, что они с молодым Кучики сумеют найти спасение друг в друге. Он почувствовал приближение ученика по рейацу и чуть растеряно оглянулся, пытаясь быстро подобрать нужные слова.

Как объяснить Хисане, что нельзя позволить Бьякуе окончательно запереть в себе живого, любознательного, капризного, но одновременно терпеливого, гордого и по-мальчишески смелого ребенка? Ребенка, которого любил как сам Укитаке, так и Гинрей. Ребенка, которого не сумел выбить из Бьякуи отец, но смог бы убить в себе сам молодой наследник клана, ценящий, как и положено, прежде всего долг.

Джууширо еще раз посмотрел на опустившую глаза девушку, которая все еще держала в руках медиаторы, и улыбнулся про. Хисана все поймет и без его слов. Ей просто нужно еще немного времени. Он и в детстве мало рассказывал о. Договорить беловолосый шинигами не успел - вернулся Кучики с бумагами, поэтому Джууширо лишь тайком подмигнул Хисане, на что девушка очаровательно покраснела.

Короткие осенние сумерки угасли быстро, но подступающая темнота все же позволяла пока рассмотреть детали. Аристократ вдохнул полной грудью пахнущий мокрыми листьями прохладный воздух, прикрыл глаза, вслушиваясь в тихую беседу старых деревьев. Несмотря на обычный напряженный день, настроение у Кучики было удивительно бодрым.

Почему-то захотелось, как в детстве, сотворить какую-нибудь маленькую шалость, позволить себе хоть крошечный бунт в чем-то. Подняв голову, Бьякуя увидел на верхушке ближайшего дерева небольшое потемневшее от дождей и холода яблоко.

Губы князя тронула легкая, почти озорная улыбка, и он потянулся к ножнам. Занпакто тихо заворчал, что это пустая трата шикая, но все равно послушно разлетелся на сотни лезвий.

Клинки закружили вокруг Бьякуи и замерли возле него опасным облаком, от которого отделилось три лепестка. Они стремительно рванулись вверх, к заветной веточке, и чиркнули по черешку. Падающее яблоко было легко разрезано на две половинки одним из лезвий, потом эстафету подхватило второе лезвие, превратив сморщенный фрукт в четыре дольки.

Затем третье лезвие тоже вступило в игру, через миг снова отдав право действовать первому, и вскоре к ногам Бьякуи упала горстка темных кусочков.

Сам хозяин меча продолжал легко улыбаться. Такая кажущаяся простой тренировка шикая, когда тонко управлять приходилось одним лепестком, одновременно контролируя и основную массу лезвий, доставляла молодому шинигами настоящее удовольствие. Кучики чувствовал себя так, как будто не было последних лет.

Словно он все еще просто наследник, молодой шинигами, только что достигший шикая. Да и Сенбонзакура больше не возмущался, а тихо радовался неожиданной свободе, когда можно просто летать по саду лепестками и чувствовать каждым лезвием не кровь врага, а мягкую ласку вечернего воздуха. Бьякуя позволил занпакто еще немного покружить вокруг яблони и приготовился возвращать меч обратно в ножны, когда почувствовал чье-то присутствие.

Тонкая фигурка стояла возле одного из ближайших деревьев, и даже в полумраке было видно, как восхищенно блестят глаза девушки.

Вышло недостаточно строго, потому что девушка даже не сдвинулась с места и продолжала смотреть на князя с полной искреннего восхищения улыбкой.

Кучики позволил лепесткам описать еще один круг вокруг себя, и после убрал шикай. Девушка, не дыша, смотрела, как лепестки собираются возле рукояти меча, оставшейся в руке Бьякуи и как она сразу не заметила ее?

Бьякуя чуть склонил голову, принимая похвалу. Простые слова девушки вызывали гордость ничуть не меньшую, чем в тот день, когда он впервые продемонстрировал шикай дедушке и Укитаке-сенсею, но к ней примешивалось и странное смущение, которое не должен был испытывать глава клана.

Прислушавшись к занпакто, Бьякуя с удивлением обнаружил, что Сенбонзакура тоже смущен и тронут, хотя обычно дух-самурай не воспринимал так серьезно хвалебные слова в свой адрес. Видимо, ему просто не попадалось столь благодарного слушателя. Они с Хисаной еще долго стояли в саду и разговаривали, пока Бьякуя не заметил, что девушка совсем замерзла, и не отправил ее в дом греться. Хисане не хотелось уходить, но холод уже хозяйничал под теплой юкатой, и даже наброшенное сверху хаори не спасало от бегающих по спине мурашек.

Рассказ господина Кучики о занпакто заставил девушку относиться к таинственной Сенбонзакуре с почтением, и хотя ей было любопытно узнать, как выглядит меч аристократа в материальном воплощении, задать столь личный вопрос она не решилась. Впрочем, уже через пару дней Хисане выпала возможность самой получить ответ. Подходить к особняку было страшно - господин Кучики ничего не знал о том, куда уходит его гостья почти каждый день.

Только Чинако-сан была посвящена в тайну Хисаны, и сама девушка всегда возвращалась к ужину с князем. Она не верила, что задержится в поместье надолго, и каждый день ожидала окончания этого волшебного сна.

Фанфик - Dear angel of mine | ◈ Kuchiki Byakuya / Кучики Бьякуя ◈ | ВКонтакте

Рано или поздно господин Кучики поймет, что руконгайке из Инузури не место в особняке главы великого клана, и сделает то, что должно - вернет все на круги своя. Возможно, даже даст с собой денег, но поступит так, как велит долг. А уж если князь узнает о том, что она сделала с сестрой, то… Хисане было даже страшно представить себе, как появляется брезгливое презрение в серых глазах господина Кучики.

От таких мыслей у нее возникало желание сбежать, пока еще не стало слишком поздно. Ей хотелось сохранить воспоминания об этих днях, как о самых счастливых за все время, проведенное в Сообществе Душ, не омраченное такими привычными для Инузури вещами - равнодушием, агрессией, жестокостью.

Красться в темноте сада было стыдно, словно ты не гостья, а воровка, пришедшая отнять у хозяев что-то ценное. В чем-то Хисана считала себя воровкой, забравшей не предназначенное для нее счастье.

Перешептывались высокие кроны деревьев, а дремлющий пруд изредка отзывался поблескивающими в лунном свете всплесками темной воды. Девушка старалась ступать как можно тише, но одновременно двигаться быстро, чтобы никто не заметил ее позднего возвращения. Тихий шорох заставил Хисану вначале замереть на месте, а потом рвануться в сторону, чтобы скрыться за ближайшими деревьями. Близость к пруду, однако, сыграла с девушкой злую шутку - варадзи поехали на скользкой от воды листве, Хисана взмахнула руками, пытаясь удержать равновесие, но, увы, тщетно.

Она непременно упала бы в ледяную воду, если бы кто-то не ухватил ее за плечо. Сильные руки легко подхватили девушку под мышки, неизвестный перенес ее на сухую землю, тут же поспешно отступив на шаг. Хисана стояла, зажмурившись, боясь посмотреть на своего спасителя. Молчать в ответ было бы невежливо, потому девушка осторожно открыла сначала один глаз, потом второй, и только после повернулась к незнакомцу. Чтобы тут же снова испуганно отвернуться, сжимаясь в комочек.

Воинственный оскал на застывшем лице пугал до дрожи, и Хисана не разглядела более ни одной черты своего странного спасителя. Тот подождал пару секунд, а потом осторожно зашел спереди. Перед ней стоял самурай - в доспехах и маске-сомэн5, полностью скрывающей лицо. Именно сомэн девушка в темноте приняла за настоящие черты. Ветер растрепал длинные волосы незнакомца, завязанные в высокий хвост.

Самурай потуже затянул перевязывающую их ленту и замер перед Хисаной, сжимая в кулаки руки в кожаных перчатках. Спасибо вам за помощь, господин… - она запнулась, не зная, как обратиться к самураю, чтобы не оскорбить его, ведь девушка не имела ни малейшего представления о том, какой статус у этого человека. Ей было стыдно за свое невежливое любопытство, однако страха она почему-то больше не чувствовала.

Оба поклонились низко, волнуясь, едва не столкнувшись лбами. А мне можно гулять по саду, когда никто не видит. Все время быть в форме меча… трудно, - он чуть запнулся. Находиться в этом теле немного непривычно, но… - Сенбонзакура пару мгновений подбирал нужное слово и остановился на нейтральном, - интересно.

Хисана Кучики

Самурай не собирался рассказывать о том, что каждая такая прогулка по ночному саду нравилась ему ничуть не меньше тренировок банкая. Именно в это время Сенбонзакура верил, что занпакто - не просто инструменты для уничтожения Пустых, а настоящие, живые души, способные испытывать не только почти звериные инстинкты, необходимые для боя, но и другие чувства. Единственное, чего самураю не хватало - общения с другими людьми или занпакто. Хозяин нечасто гулял вместе с ним, поэтому Сенбонзакура так обрадовался, встретив Хисану.

Девушке можно было доверять. Пожалуй, единственной из всех обитателей поместья, никому другому самурай не показался. Кроме того, Хозяин Кучики был к ней неравнодушен, пусть он пока и не признался в этом даже самому себе, однако занпакто мог ощутить даже самые глубинные чувства своего шинигами. Сенбонзакура больше не чувствовал притаившегося где-то в душе колючего одиночества.

Неужели это отголоски чувств Хозяина? Занпакто повернулся, и девушке показалось, будто звякнул опасный клинок, прячась в ножны. В тот вечер уснувший сад, освещенный только оранжевым светом двух чочинов на энгаве, казался Хисане и Сенбонзакуре самым спокойным и умиротворенным, почти волшебным.

Словно холодные чары поздней осени неожиданно спали, и по земле осторожно ступала ранняя весна, проснувшаяся вопреки законам природы в дождливом ноябре.

Раньше самурай считал, что умиротворяющее молчание возможно только с Хозяином Кучики, но в тот день убедился, что есть еще один человек, чье присутствие успокаивало.

Сенбонзакура надеялся, что Бьякуя сумеет удержать свое счастье, не отступит перед возможными трудностями. Кому, как не занпакто, знать, что Хозяину придется нелегко, если он решит следовать за сердцем. А Хисана просто стояла рядом с молчаливым самураем и чувствовала, что сегодня, не спрашивая ни о чем, она стала на шаг ближе к господину Кучики. Неужели понять шинигами можно, просто поговорив с его мечом?

Он сегодня допоздна в патруле, так что ночевать господин, скорее всего, не вернется. Этому дому я чужая. И мои помощницы, Сара и Кагуя, и старый садовник - Митио-сан, и прачка. Да и почти все горничные, кроме тех, кого Такуми-сан настроил против. Сегодня природа подарила Сейрейтею один из самых теплых дней за всю осень. И хотя с утра прошел сильный дождь, вскоре солнце уже играло солнечными зайчиками с ветками деревьев и листьями на земле.

Девушка с удовольствием наблюдала, как пятна света от озера с карпами перепрыгивают на бумагу седзи. Кухарка оглянулась по сторонам и понизила голос: У Такуми-сана сводная сестра в одном из вассальных кланов.

Такуми-сан хотел, чтобы ее родители представили нашему молодому господину свою дочь, как хорошую девушку, достойную носить имя Кучики.

Кучики-сама нужна хорошая жена Ты действительно не понимаешь? Такуми-сану кажется, что ты мешаешь благополучию клана Кучики, вот он и пытается делать мелкие пакости.

Да еще и не своими руками. Поговори с Кучики-сама, может быть О том происшествии Хисане было страшно вспоминать. Одна из служанок попросила девушку подержать гору тарелок, пока та поправит сбившийся и мешающий оби.

Хисана осторожно приняла из рук служанки тяжелую гору дорогой фарфоровой посуды, стараясь держать ее ровно, не наклоняя. Легкий толчок в спину стал для девушки полной неожиданностью. Кто это сделал, она не знала. Расположившись, как им удобно, они обе внимательно смотрели в окно. Мимо пролетали города, они казались настолько маленькими, что их можно было бы расположить на ладони.

Кто бы мог подумать, что еще не долетая до Италии, можно пережить такую бурю эмоций, которые утихнут только после трех часов полета! Мне казалось, что господин Кучики был очень занят.

В ее глазах забегали чертята. Она явно замышляла что-то нехорошее. Ведь так нас никто не разлучит! Хисана улыбнулась своим мыслям.

Девушка приблизилась к малышке и начала ее щекотать. Молчала все это время! Смех малышки расплылся по всему салону, делая, на минуту оторвавшегося от работы мужчину, немного счастливее. В аэропорту Портоферрайо было пустынно и темно, когда их самолет сел на взлетную полосу. Немного растрепанная Хисана накрыла Рукию кофтой и взяла на руки заснувшую девочку.

Она смешно смотрелась со спящей малышкой на руках. Со своим ростом, Хисана выглядела как шестнадцатилетняя девочка в свои двадцать. Рукия оказалась тяжелой, и девушке приходилась двигаться маленькими шажками, пока, внезапно, она не почувствовала теплое дыхание за спиной.

Хисана замерла, а Бьякуя, осторожно взяв спящую дочь, прошел мимо. Девушка немного постояв, отправилась за. Со спины, ей казалось, что Кучики похож на средневекового самурая.

Тебя можно было только заставить связать себя узами брака. Знаешь, может я никогда и не смогу сказать тебе это вслух, но все же ты мне нравишься. С кучей недостатков, твоим любимым высокомерием и каменным лицом.

Вот только пожалуйста, не влюбляй меня в. Уложив Рукию вместе с Кучики, она с радостью приняла его предложение пройтись до кафе, которое находилось в пяти минутах от отеля, прямо на берегу моря. Что нашло на Бьякую, девушка не понимала. До этого момента Кучики ее не замечал, а если и замечал, то разговаривал с ней как с пустым местом. Девушка вздрогнула всем телом.

Кучики в первый раз назвал ее по имени. Эта женщина бабушка Рукии, мать моей бывшей жены. В данный момент, мы зависим от. Если ты ей не понравишься, то она может забрать Рукию. Кучики остановился и внимательно посмотрел на Хисану. Я уверен, что ты ей понравишься. С первого момента ты внушаешь доверие, - холодно произнес Кучики, но не смотря на это девушка залилась краской.

Нравится Показать список оценивших - Правда? Он находился за ширмой, так что посетители не могли их видеть, но в то же время Хисане и Бьякуе открывался чудесный вид на морской прибой.

Девушка, с легким румянцем на щеках, повернулась к Бьякуе. Я вижу его впервые. Думаю, теперь ты будешь видеть его чаще. Он начал внимательно рассматривать Хисану. Ты выглядишь как ребенок. Девушка немного обиделась и, почувствовав себя немного раскованней, прокомментировала слова Кучики: В этот момент вошел официант и поставил их заказ на стол. Хисана растеряно ответила ему тем. Вы ведь русская, я прав? Девушка растеряно кивнула. Официант хотел еще что-то сказать, но увидев, прожигающий плоть, взгляд Кучики осекся.

И, не вытирая холодный пот со лба, попятился в сторону выхода. Мужчина повернулся к растерянной жене и невозмутимо продолжил: Ему нравятся колокольчикиночные прогулки и острая еда. Шестой отряд славится суровыми нравами в отношении дисциплины и порядка.

В новых главах внешность Бякуи меняется, у него появляется новый хаори с длинным воротником, украшенный золотистыми полосками у краёв. Волосы стали длиннее, теперь на них новые белые сетки, которые кэйсэнканом не являются. Боевые навыки[ править править код ] Бякуя мастерски владеет сюмпо яп.

Это усовершенствованная техника сюмпо, которая создаёт небольшую иллюзию: Применивший уцусэми может моментально переместиться в пространстве, оставив на прежнем месте свой точный образ. Этот приём может помочь не только уйти от атаки противника, но и ввести его в заблуждение. Даже если жертва выживет, то никогда больше не сможет использовать духовную энергию.

Дзанпакто Бякуи носит имя Сэмбондзакура яп. Однако они отражают падающий свет таким образом, что кажутся розовыми, поэтому внешне напоминают лепестки вишнёвого дерева. Бякуя при помощи рукояти меча контролирует летящие лезвия. Банкай называется Сэмбондзакура Кагэёси яп. Бякуя вертикально погружает Сэмбондзакуру в землю, а затем оттуда начинают подниматься огромные мечи, которые рассыпаются на бесчиленное количество лезвий. Бякуя управляет ими, как волнами, атакуя или отражая удары противника.

Если направлять лезвия руками, скорость удваивается.