Впереди послышались опять знакомый мне охотницкий колокольчик

Синонимы к слову ОХОТНИЦКИЙ

Я согласился, и мы снова повернули против ветра и потащились вперед Вдруг впереди нас послышались опять знако мый мне охотницкий колокольчик Толстого в скобках напомнила знакомые читателям лите ры «Л. Н. Т.». Предложения со словом «охотницкий»: Вдруг впереди нас послышались опять знакомый мне охотницкий колокольчик и ещё два; но теперь они. Вдруг впереди нас послышались опять знакомый мне охотницкий колокольчик и еще два; но теперь они подвигались нам навстречу. Это были те же три.

Ямщик приободрился и стал разговаривать. Спасибо еще к стогам прибились, а то все бы чисто позамерзали — холод.

Синонимы к слову охотницкий

И то один ноги позаморозил, так три недели от них умирал. Теперь взад, так оно полегче кажет, а метет дюже. Как потом за вашу милость отвечать? II В это время сзади нас послышались колокольчики нескольких троек, которые шибко догоняли. И действительно, колокольчик передовой тройки, звук которого уже ясно доносился по ветру, был чрезвычайно хорош: Как я потом узнал, это было охотницкое заведение: Звук этой терции и дребезжащей квинты, отзывавшейся в воздухе, был необыкновенно поразителен и странно хорош в этой пустынной, глухой степи.

Звук колокольчиков быстро замер но ветру, как только почта миновала. Должно быть, моему ямщику стало стыдно. Я согласился, и мы снова повернули против ветра и потащились вперед по глубокому снегу. Я смотрел сбоку на дорогу, чтобы не сбиться со следа, проложенного санями. Версты две след был виден ясно; потом заметна стала только маленькая неровность под полозьями, а скоро уже я решительно не мог узнать, след ли это или просто наметенный слой снега.

Глаза притупели смотреть на однообразное убегание снега под полозьями, и я стал глядеть. Буквально за десять дней прошел первый этап сверки, еще за два месяца — второй. В издании сохраняется орфография и пунктуация печатной версии томного собрания сочинений Л. Толстого, снятой в [? В седьмом часу вечера, я, напившись чаю, выехал со станции, которой названия уже не помню, но помню, где-то в Земле Войска Донского, около Новочеркасска.

Было уже темно, когда я, закутавшись в шубу и полость, рядом с Алешкой уселся в сани. За станционным домом казалось тепло и тихо. Хотя снегу не было сверху, над головой не виднелось ни одной звездочки, и небо казалось чрезвычайно низким и черным сравнительно с чистой снежной равниной, расстилавшейся впереди.

BELL

Едва миновав темные фигуры мельниц, из которых одна неуклюже махала своими большими крыльями, и выехав за станицу, я заметил, что дорога стала тяжелее и засыпаннее, ветер сильнее стал дуть мне в левую сторону, заносить в бок хвосты и гривы лошадей и упрямо поднимать и относить снег, разрываемый полозьями и копытами. Колокольчик стал замирать, струйка холодного воздуха пробежала через какое-то отверстие в рукаве за спину, и мне пришел в голову совет смотрителя не ездить лучше, чтоб не проплутать всю ночь и не замерзнуть дорогой.

Но, не получив ответа, яснее предложил вопрос: Ворочаться мне не хотелось; но и проплутать всю ночь в мороз и метель в совершенно голой степи, какова эта часть Земли Войска Донского, казалось очень невесело. Притом же, несмотря на то, что в темноте я не мог рассмотреть его хорошенько, ямщик мой почему-то мне не нравился и не внушал к себе доверия.

Он сидел совершенно посередине, с ногами, а не сбоку, роста был слишком большого, голос у него был ленивый, шапка какая-то не ямская — большая, раскачивающаяся в разные стороны; да и понукал он лошадей не так, как следует, а держа вожжи в обеих руках, точно как лакей, который сел на козлы за кучера, и, главное, не доверял я ему почему-то за то, что у него уши были подвязаны платком.

Какие синонимы у слова «охотницкий»?

Одним словом, не нравилась и как будто не обещала ничего хорошего эта серьезная, сгорбленная спина, торчавшая передо мною. Не проехали мы четверти часа, как ямщик, остановив лошадей, передал вожжи Алешке, неловко выпростал ноги из сиденья и, хрустя большими сапогами по снегу, пошел искать дорогу.

И мы поехали тою же мелкой рысью, уже очевидно целиком, где по сыпучему в четверть снегу, где по хрупкому голому насту. Несмотря на то, что было холодно, снег на воротнике таял весьма скоро; заметь низовая всё усиливалась, и сверху начинал падать редкий сухой снег.

Ясно было, что мы едем Бог знает куда, потому что, проехав еще с четверть часа, мы не видали ни одного верстового столба. Назад приедем, коли дать волю лошадям: Лошади побежали шибче, и хотя я не заметил, чтобы мы поворачивали, ветер переменился, и скоро сквозь снег завиднелись мельницы.

Ямщик приободрился и стал разговаривать. Целовальник, должно быть, отставной казак, с полуштофом в руке, вышел из двери. Высокий Василий, худощавый русый мужик с козлиной бородкой, и советчик, толстый, белобрысый, с белой густой бородой, обкладывающей его красное лицо, по дошли и тоже выпили по стаканчику. Старичок подошел было тоже к группе пью щих, но ему не подносили, и он отошел к своим привязанным сзади лошадям и стал поглаживать одну из них по спине и заду. Старичок был точно такой, каким я воображал его: Шапка на нем была ямская, совершенно новая, но полушуб чишко истертый, испачканный дегтем и прорванный на плече и полах, не закрывал колен и посконного нижнего платья, всунутого в огромные валяные сапоги.

Сам он весь сгорбился, сморщился и, дрожа лицом и коленами, копошился около саней, ви димо, стараясь согреться. Он поправил шлею у своей лошади, поправил дугу и подо шел ко. Право, батюшка, ваше сиятельство!

А то обогреться не на что, — прибавил он с подо бострастной улыбочкой. Я дал ему четвертак. Целовальник вынес косушку и поднес старичку.

Он снял ру кавицу с кнутом и поднес маленькую черную, корявую и немного посиневшую руку к стакану; но большой палец его, как чужой, не повиновался ему: Но Митрич очень огорчился тем, что пролил вино.

Ему, однако, налили другой стакан и вылили в рот. Он тотчас же развеселился, сбегал в кабак, запалил трубку, стал осклабливать свои желтые съеденные зубы и ко всякому слову ругаться.

Допив последнюю косуху, ямщики разошлись к тройкам, и мы поехали. Снег все становился белее и ярче, так что ломило глаза, глядя на.

Оранже вые, красноватые полосы выше и выше, ярче и ярче расходились вверх по небу; даже красный круг солнца завиднелся на горизонте сквозь сизые тучи; лазурь стала блестя щее и темнее. По дороге, около станицы, след был ясный, отчетливый, желтоватый, кой-где были ухабы; в морозном, сжатом воздухе чувствительна была какая-то прият ная легкость и прохлада. Моя тройка бежала очень шибко. Голова коренной и шея с развевающейся по дуге гривой раскачивались быстро, почти на одном месте, под охотницким колокольчиком, язычок которого уже не бился, а скоблил по стенкам.

Добрые пристяжные дружно натянули замерзлые кривые постромки, энергически подпрыгивали, кисточка билась под самое брюхо и шлею. Иногда пристяжная сбивалась в сугроб с пробитой дороги и запорашивала глаза снегом, бойко выбиваясь из. Игнашка покрикивал веселым тенором; сухой мороз повизгивал под полозьями; сзади звонко-празднично звенели два колокольчика и слышны были пьяные покрикиванья ямщиков.

Филипп, помахивая кнутом, поправлял шапку; старичок, задрав ноги, так же как и прежде, лежал в середине саней. Через две минуты сани заскрипели по доскам сметенного подъезда станцион ного дома, и Игнашка повернул ко мне свое засыпанное снегом, дышащее морозом, веселое лицо. VIII опечатка ; далее нумерация глав меняется соответст венно. Боткину 7 февра ля г.: Работа над рассказом продолжалась всю первую декаду февраля; 11 февраля рас сказ окончен подписана авторская дата.

В конце февраля князь П. Вяземский устроил у себя литературный вечер, при гласив Толстого.

Полное собрание сочинений. Том 3. Произведения 1852–1856 гг. Метель

Тургенев, — и он просил меня сообщить Вам, что с удовольствием явится к Вам в субботу, в м часу вечера. В эти последние февральские дни Толстой окончательно отделывал рассказ. От правляя рукопись Некрасову, он заметил в сопроводительной записке: Ежели не слишком дурно написано, особенно последний лист, то отдавайте в типог рафию.

Бекетов подписал 10 марта г. В грезах седо ка, безусловно, появляется Ясная Поляна: Просьба Толстого была исполнена: При жизни Толстого рассказ входил во все собрания сочинений писателя, отде льно же или в составе других сочинений почти не печатался. Уведомьте о Вашем решении поскорее — издание это остановилось за недостатком хороших материалов.

Не суждено было рассказу открыть и задуманное автором отдельное издание своих сочинений, которое он предлагал графу Г. Кушелеву-Безбородко в письме 26 марта г.: Письмо осталось неотправленным, а издание неосу ществленным. Толстой не готовил текст рассказа к этому изданию, но по инициа тиве издателя и по вине наборщиков в рассказе появились некоторые разночтения.

Тогда же, в г. Этюды по естествознанию А. Текст Толстого сопровождался пояснениями Острогорского, откуда и куда дует холодный ветер и какой при этом бывает мороз. Рассказ Толстого был тепло принят читающей публикой и писателями, хотя на ходили в нем и недостатки.

Я могу об этом судить лучше многих: Скажите ему, что подробностей слишком много, однообразие их несколько утомительно. Сам Толстой в письме 25 марта спрашивал брата С. Я ей недоволен — серьезно. Мнение сестры тоже было важно Толстому: Толстой 14 апреля г. Художес твенная живость типов. Меня разобрало, — пришлось еще пробежать комедию Первые оценки журнальной критики появились уже в марте. Рейхель 18 6 июня г. В сентябре г. Зорко подмечает он все мельчайшие поэтические подробности внешнего и внутреннего мира, с бесконечной правдой рисует он нам картину за картиною и местами, как, например, в описании своего тревожного сна, возвышается до поэзии поистине изумительной.

Отсюда картина имеет совершенно особый характер.